Конституционное право учебник для вузов москва




НазваниеКонституционное право учебник для вузов москва
страница14/49
Енгибарян Р В
Дата23.01.2013
Размер7.22 Mb.
ТипУчебник
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   49

§ 4. Конституционные основы духовной жизни


Конституционное регулирование духовной жизни, в отличие от политической, затрагивает лишь самые общие основы и принципы. В демократическом обществе государство не должно вторгаться во внутренний мир личности и брать на себя функцию контроля за мыс­лями, чувствами, сознанием человека. Его задача — создать необходи­мые и благоприятные условия для свободного духовного роста челове­ка, развития образования, науки, культуры, религии и т.д. Грубое и неограниченное вмешательство и даже попрание духовного мира лич­ности, отрицание его автономности и стремление к максимальному политическому контролю и в этой сфере общественной жизни — харак­терная черта тоталитарных политических систем.

Наибольшее внимание в конституциях демократических стран в данной области уделяется вопросам системы образования, обеспече­ния свободы мировоззрения и многообразия идеологических и иных взглядов, отношения государства к религии и др. В некоторых консти­туциях этим проблемам посвящены специальные разделы (главы). Так, в Конституции Португалии, помимо целого ряда других статей по этим проблемам, специально выделяется глава «Права и обязанности в об­ласти культуры»; в Конституции Греции — раздел «Отношения церкви и государства»; в Конституции Швеции — «Акт о свободе печати» и «Основной закон о свободе высказываний» и др. Но в большинстве случаев более или менее развернутое конституционное регулирование основ духовной жизни общества связывается с определением прав и свобод человека и гражданина. Среди конституций западноевропейских стран сравнительно подробным освещением этих вопросов отли­чаются конституции Испании, Португалии, Греции, Нидерландов, Ир­ландии и др.

Образование. В большинстве демократических конституций за­крепляется не только право на образование, его свобода, свобода роди­телей в выборе образования для своих детей, но и цели, гарантии и обязанности государства в организации и функционировании системы образования. В ст. 7 Основного закона ФРГ, например, устанавливает­ся, что все школьное дело находится под надзором государства. Право учреждения частных школ гарантируется. Частные школы как заме­няющие государственные нуждаются в разрешении государства и под­чиняются законам земель — субъектов германской федерации. Разре­шение предоставляется, если частные школы по своим учебным целям и организации, а также по научной подготовке учебного персонала не отстают от государственных и если в них не поощряется обособление учащихся в зависимости от имущественного положения родителей. В разрешении отказывается, если экономическое и правовое положе­ние педагогического персонала недостаточно обеспечено. Организация частной народной школы допускается лишь в том случае, если орган управления образованием признает наличие особого педагогического интереса, а также по ходатайству лиц, управомоченных на воспитание, если она учреждается как общая школа, конфессиональная или некон­фессиональная, и в общине нет государственной народной школы та­кого типа.

В Конституции Греции (ст. 16) констатируется, что образование является важнейшей задачей государства и имеет целью моральное, духовное, профессиональное и физическое воспитание греков, разви­тие их национального и религиозного сознания и формирование их как свободных и ответственных граждан. Срок обязательного обучения не может быть менее девяти лет. Все греки имеют право на бесплатное образование на всех его ступенях в государственных учебных заведе­ниях. Государство оказывает поддержку отличившимся, а также нуж­дающимся в помощи или специальной защите учащимся в соответст­вии с их способностями. Высшее образование дается исключительно учебными заведениями, имеющими статус юридических лиц публич­ного права и полностью самоуправляемыми. Создание вузов частными лицами запрещается. Эти учебные заведения находятся под надзором государства, имеют право на финансовую поддержку с его стороны и функционируют на основе законов об этих заведениях. Профессора вузов являются государственными чиновниками. Профессиональное и любое иное специальное обучение осуществляется государством с по­мощью средних специальных училищ в течение не более чем трехлет­него срока.

Признав право на образование и его свободу, Конституция Испа­нии (ст. 27) указывает, что образование имеет своей целью всесторон­нее развитие человеческой личности на основе уважения демократи­ческих принципов общественной жизни и основных прав и свобод. Органы власти гарантируют право родителей в выборе такой формы воспитания для своих детей, которое соответствует их собственным моральным и религиозным убеждениям. Начальное образование явля­ется обязательным и бесплатным. Органы власти гарантируют всем право на образование посредством общего планирования педагогичес­кой системы, действенного участия всех заинтересованных лиц и уч­реждений и создания учебных заведений. За физическими и юридичес­кими лицами признается свобода создания учебных заведений на осно­ве уважения конституционных принципов. Преподаватели, родители и в отдельных случаях учащиеся осуществляют контроль и принимают участие в управлении всеми учебными заведениями, финансируемыми за счет государственных фондов, в порядке, установленном законом. Органы власти контролируют систему образования и устанавливают государственные образовательные стандарты в целях соблюдения за­конов. Они оказывают поддержку учебным заведениям, деятельность которых соответствует требованиям закона. Признается автономия университетов в порядке, установленном законом.

Также закрепляя всеобщее право на обучение, ст. 74 Конституции Португалии подчеркивает, что при этом обеспечивается право на ра­венство возможностей при поступлении в школу и достижения там определенных результатов. Обучение должно способствовать преодо­лению экономического, социального и культурного неравенства, готовить граждан к демократическому участию в жизни свободного обще­ства, развивать взаимопонимание, терпимость и дух солидарности. Проводя политику в области обучения, государство обязано: а) обеспе­чить всеобщее начальное образование, обязательное и бесплатное; б) создать государственную систему дошкольного воспитания; в) га­рантировать непрерывное обучение и ликвидировать безграмотность; г) гарантировать всем гражданам, согласно их способностям, доступ к более высоким ступеням образования, научных исследований и худо­жественного творчества; д) постепенно перейти к бесплатному образо­ванию на всех ступенях; е) включать школы в жизнь сообществ и уста­навливать взаимосвязь обучения с соответствующими сферами эконо­мической, социальной и культурной деятельности; ж) развивать и под­держивать специальное обучение индивидов; з) обеспечить детям эмигрантов возможность изучения португальского языка и доступ к пор­тугальской культуре.

Государство создает сеть государственных учебных заведений, ко­торая удовлетворяет потребности всего населения, и оно же признает и осуществляет надзор за обучением в частных и кооперативных заве­дениях, согласно закону (ст.75). Порядок поступления в университет и другие вузы, согласно Конституции Португалии, гарантирует равен­ство возможностей и демократизацию системы обучения. При этом принимаются во внимание потребности в квалифицированных кадрах и в повышении образовательного, культурного и научного уровня стра­ны. Университеты пользуются, согласно закону, уставной, научной, педагогической, административной и финансовой автономией (ст.76). Преподаватели и ученики имеют право на участие в демократическом управлении школами, согласно закону Последний регулирует участие преподавательских, ученических, родительских объединений, местных сообществ и научных учреждений в определении политики в сфере обучения.

Специальное внимание в ряде конституций уделяется проблеме нейтральности образования. Так, в Конституции Бельгии (ст. 24) гово­рится, что сообщество организует образование, которое является ней­тральным. Нейтральность подразумевает, в частности, уважение фило­софских, идеологических и религиозных взглядов родителей и уча­щихся. Школы, организуемые государственными властями, предостав­ляют вплоть до конца обязательного школьного обучения выбор между одной из признанных религий и преподаванием неконфессиональной морали. В Основном законе ФРГ (ст. 7) закрепляется, что преподава­ние религии в государственных школах, за исключением неконфессиональных, обязательно. Без ущерба для права надзора со стороны государства религиозное обучение проводится в соответствии с принципа­ми религиозных общин. Ни один учитель не может быть обязан против своей воли преподавать религию.

Государство и религия. В целом же в вопросе об отношении госу­дарства к религии в демократическом конституционном регулирова­нии характерны признание принципов свободы совести, религии и культа, равноправия конфессий, независимости государства и религии друг от друга и разграничения сфер их деятельности. Статья 7 Консти­туции Италии, в частности, гласит: «Государство и католическая цер­ковь независимы и суверенны в принадлежащей каждому из них сфере». Вместе с тем устанавливается (ст.8), что все религиозные кон­фессии равно свободны перед законом. Религиозные конфессии, от­личные от католической, имеют право создавать организации согласно своим уставам, если они не противоречат итальянскому правовому по­рядку. Их отношения с государством определяются законом на основе соглашений с органами, представляющими эти конфессии. А ст. 19 оп­ределяет, что все имеют право свободно исповедовать свои религиоз­ные верования в любой форме, индивидуальной и коллективной, про­пагандировать их и отправлять соответствующий культ в частном по­рядке или публично, за исключением обрядов, противных добрым нра­вам. Церковный характер и религиозные и культовые цели общества или учреждения не могут быть поводом для специальных законода­тельных ограничений или специальных налоговых отягощений в том, что касается их образования, правоспособности и любой формы дея­тельности.

Конституция Португалии (ст.41) устанавливает: свобода совести, религии и культа неприкосновенны; никто не может преследоваться, лишаться прав или освобождаться от гражданских обязанностей и обя­зательств из-за своих религиозных убеждений или религиозной дея­тельности; никакие органы власти не вправе никому задавать вопросы об убеждениях или религиозной деятельности, за исключением случа­ев сбора статистических данных анонимного характера. Никого также нельзя преследовать за отказ отвечать на указанные вопросы. Церкви и религиозные общины отделены от государства и свободны в своей организации, деятельности и отправлении культа. Гарантируется сво­бода обучения основам религии, осуществляемого в рамках соответст­вующего вероисповедания, а также использования для религиозной деятельности собственных средств массовой информации. Гарантиру­ется право на отказ от военной службы по убеждениям совести в рамках закона.

Идеологическое многообразие. Еще одно важное направление конституционного регулирования духовной жизни в демократических странах — это обеспечение мировоззренческого и идеологического плюрализма, свободы слова, печати и т.д. Еще в знаменитой и ныне действующей французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. говорилось, что «свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека; каждый гражданин поэтому может высказываться, писать и печатать свободно, под угрозой ответ­ственности лишь за злоупотребление этой свободой в случаях, предус­мотренных законом». Ныне действующий в Австрии Основной закон государства об общих правах граждан (1867), также устанавливает (ст.13), что каждый имеет право в рамках закона выражать свое мнение устно, письменно, посредством печати и художественных изображе­ний. Печать не может подвергаться ни цензуре, ни ограничениям посредством разрешительной системы. В отношении печатных произве­дении, изданных внутри страны, не применяются административные почтовые запреты. Конституция Бельгии (ст. 11) гарантирует права и свободы идеологических и философских меньшинств. Она указывает, что: пресса свободна; цензура никогда не может быть установлена; не допускается требование залога от писателей, издателей или печатни­ков. Против издателя, печатника и распространителя не может быть возбуждено преследование, если автор известен и проживает в Бель­гии. Аналогичные положения содержатся в конституциях большинства демократических стран (ФРГ, Греции, Дании, Испании, Нидерландов, Люксембурга и др.).

Закрепляя право граждан свободно выражать свои суждения и мне­ния, Конституция Ирландии (ст. 40) вместе с тем отмечает, что созда­ние общественного мнения является вопросом самой большой важнос­ти для общего блага. Поэтому государство приложит силы для обеспе­чения таким проявлениям общественного мнения, как радио, пресса, кино, сохранения их правомерной свободы выражения, включая кри­тику политики правительства, но она не должна быть использована для подрыва общественного порядка или морали, или авторитета государ­ства. Публикация или произнесение богохульных, подрывных или непристойных материалов является преступлением, которое должно на­казываться в соответствии с законом.

Конституция Испании (ст. 16) гарантирует свободу идеологии, ве­роисповедания и отправления культов для индивидов и их объедине­ний без каких-либо ограничений, кроме тех, которые необходимы для поддержания общественного порядка, охраняемого законом. Никто не может быть принужден к публичному высказыванию своего мнения, раскрытию своих убеждений или веры. Никакая религия не может быть государственной. Органы власти принимают во внимание рели­гиозные верования испанского общества и поддерживают соответст­вующие отношения сотрудничества с католической церковью и други­ми конфессиями. В ст. 7 Конституции Нидерландов говорится, что ни одно лицо не должно обращаться за предварительным разрешением на публикацию своих взглядов или воззрений, но каждый несет ответст­венность за злоупотребления указанным правом в порядке, установленном законом.

Конституция Португалии, закрепляя свободу слова и информации, особое внимание уделяет свободе печати и выступлений в средствах массовой информации (ст. 37—40). В ней, в частности, раскрывается содержание гарантированной свободы печати. Оно состоит в: а) свобо­де слова и творчества журналистов и литературных работников, а также воздействии журналистов на содержательно-стилистическую ориентацию соответствующих средств массовой информации, за ис­ключением случаев, когда последние принадлежат государству или имеют доктринальный или конфессиональный характер; б) праве жур­налистов на доступ в рамках закона к источникам информации и на защиту независимости и профессиональной тайны, а также праве на избрание редакционных советов; в) праве на учреждение газет и любых других печатных изданий, не требующих разрешения администрации, поручительства или предварительного признания полномочий. Госу­дарство обеспечивает свободу и независимость средств массовой ин­формации перед лицом политической и экономической власти, после­довательно проводя принцип социализации предприятий, производя­щих печатные издания, заботясь и поддерживая их без дискриминации и препятствуя их концентрации в одних руках, в частности, путем увеличения числа участников таких предприятий или путем пере­крестного участия. Структура и принципы функционирования госу­дарственных средств массовой информации должны обеспечивать их независимость от правительства, государственной администрации и других органов публичной власти, а также гарантировать возможность выражения и столкновения различных версий (ст. 38).

Конституция Португалии устанавливает Высокое руководство средств массовой информации (состоящее из 13 членов, представляю­щих различные ветви власти и общественность, средства массовой ин­формации и культуру), которое обеспечивает право на информацию, свободу печати и свободу выступлений в средствах массовой информа­ции перед лицом политической и экономической власти, а также воз­можность выражения и столкновения различных воззрений и осущест­вление права на выход в эфир, на ответ и на политическое заявление (ст. 39). Статья 40 закрепляет право на выход в эфир, на ответ и на политическое заявление. В ней говорится, что политические партии, профессиональные союзы, организации, объединяющие лиц по про­фессиям и по роду экономической деятельности, имеют право в зави­симости от их представительности и в соответствии с объективными критериями, определяемыми законом, на получение времени в эфире, предоставляемого государственными радио- и телевизионными служ­бами.

И наконец, о свободе доступа к культуре, ее защите и свободе твор­чества. В Конституции Испании (ст. 44 и 46), например, говорится, что: органы власти содействуют и покровительствуют осуществлению права каждого на доступ к культуре и поощряют науку и научные исследования на благо общих интересов; они гарантируют сохранение и обогащение исторического, культурного и художественного наследия народов Испании, а также ценностей его составляющих, независимо от юридического статуса и имущественного положения владельцев тако­вых ценностей. Конституция Италии (ст. 33) устанавливает, что искус­ство и наука свободны, и преподавание их свободно, учреждения высо­кой культуры, университеты и академии имеют право принимать соб­ственные уставы в пределах, установленных законом государства. Ста­тья 49 Конституции Португалии, закрепляя свободу творчества, гла­сит: интеллектуальное, художественное и научное творчество свобод­но; эта свобода включает права на изобретение, производство и распро­странение научного, литературного или художественного произведе­ния, включая защиту законом авторских прав. В той же Конституции говорится, что все имеют право на пользование достижениями культу­ры и что государство способствует демократизации учреждений куль­туры, стимулируя и обеспечивая доступ всех граждан к пользованию достижениями культуры и к творчеству.

§ 5. Основы конституционного строя России


Рассмотрев как вопросы основ общественного и государственного строя решаются в конституциях зарубежных стран, можно обратиться к более широкому и конкретному анализу основ конституционного строя нашей страны, в Конституции которой, вслед за преамбулой, как уже отмечалось, следует глава «Основы конституционного строя». Именно в этой главе сосредоточены наиболее важные, фундаменталь­ные и обобщающие характеристики российского общества и государ­ства. Часть из них (права и свободы человека, государство и его формы, система и механизм государственной власти и др.) будут подробно рас­смотрены в соответствующих специальных главах в ходе последующе­го изложения курса. Поэтому в данном параграфе акцент сделан на выяснении других сторон проблемы.

Понятие конституционного строя и его основ. Прежде всего необ­ходимо выяснить, что означает само понятие «конституционный строй». Надо различать его использование в двояком смысле: формаль­ном и содержательном. Первое — когда под этим термином понимается сам по себе факт наличия в обществе и государстве устройства, базиру­ющегося на основном законе (конституции), которому следует госу­дарство. Такое формальное понимание и использование этого термина означает, что любое общество и государство, основывающиеся на таком законе (конституции), могут называться конституционными и имею­щими такой конституционный строй, безотносительно к содержанию имеющегося у них основного закона. В науке конституционного права, однако, понятие «конституционный строй» широко используется и в ином, содержательном смысле, когда под ним имеется в виду лишь такой общественный и государственный строй, который отвечает демократическим принципам конституционализма, прежде всего принци­пам признания и гарантирования всеобщих естественных прав челове­ка, разделения ветвей власти и др.

Еще во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. говорилось (ст.16), что «общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет кон­ституции». Иными словами, основной закон страны, формально име­нуемый конституцией, может и не носить подлинно конституционного характера, а реальное устройство этой страны — характер действитель­но конституционного строя. И точно так же, как тот или иной обычный закон в зависимости от его содержания может и не быть подлинно правовым (т.е. отвечающим общепризнанным принципам и нормам демократической правовой системы), а быть в этом смысле неправо­вым законом, так и основной закон (конституция) недемократического (например, тоталитарного или авторитарного) государства не может быть безоговорочно признан конституционным только потому, что он назван конституцией. Совершенно очевидно, к примеру, что «сталин­ская» Конституция СССР 1936 г. ничего общего с действительным конституционализмом не имела, а опиравшийся на нее в какой-то мере тоталитарный режим не может рассматриваться в качестве конститу­ционного по существу дела, поскольку и то и другое в принципе отвер­гали приоритет прав личности и ее высшую ценность, частную собственность, принцип разделения ветвей власти, верховенство права и закона и многое другое.

Итак, конституционный строй в его неформальном, содержатель­ном смысле — это не просто общественный и государственный строй, урегулированный принятым в данном обществе конституционным за­конодательством, безотносительно к его содержанию, а только такой строй, который привержен принципам гуманизма и демократии, прин­ципам конституционализма, а государство в своей организации и дея­тельности не только на словах, но и на деле следует этим принципам.

Как институт конституционного права, конституционный строй и его основы — это система конституционно-правовых принципов, норм и иных установлении данного общества и государства, закрепляющих указанное выше действительно конституционное их содержание. В формальном же значении термин «конституционный строй» может использоваться для обозначения юридически установленного основным законом (конституцией) в данной стране общественного и государст­венного строя независимо от его природы, характера и содержания.

Конституционный строй страны отражается и закрепляется всем ее конституционным законодательством. Основы же конституционного строя — это наиболее общие, фундаментальные и важные принципы, нормы и положения конституции (конституционного законодательст­ва), имеющие особое значение и высшую юридическую силу даже по сравнению с другими конституционными нормами. Как указывается в Конституции РФ (ст.16), именно положения ее первой главы состав­ляют основы конституционного строя и не могут изменяться иначе как в том особом, усложненном порядке, который установлен Конститу­цией для этого. При этом никакие другие положения Конституции РФ не могут противоречить основам конституционного строя РФ. Важно также, напомним еще раз, иметь в виду, что в демократическом, под­линно конституционалистском обществе не государство определяет то, как жить обществу, а гражданское общество в конечном счете задает общее направление, принципиальный характер и рамки деятельности государства.

Политические основы. Глава «Основы конституционного строя» Конституции РФ открывается общей характеристикой российского го­сударства (Российской Федерации, России) как «демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления» (ст.1). К этому непосредственно примыкает определение РФ как социального (ст.7) и светского (ст.14) государства. Подробно такие важнейшие черты российской государственности, как демокра­тизм, правовой, социальный и светский характер, ее республиканские и федеративные конституционные формы будут рассмотрены в даль­нейшем (см. гл. 5—8). Здесь же важно кратко выделить лишь то, что, согласно Конституции РФ, входит в основы конституционного строя.

Политические основы конституционного строя России характери­зуются прежде всего его гуманизмом и демократизмом, народовласти­ем. Развивая и дополняя приведенное общее определение российского государства, две последующие статьи Конституции РФ закрепляют человек, его права и свободы являются высшей ценностью, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязан­ность государства (ст.2); носителем суверенитета и единственным ис­точником власти в РФ является ее многонациональный народ, народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы госу­дарственной власти и органы местного самоуправления; высшим непо­средственным выражением власти народа являются референдум и сво­бодные выборы; никто не может присваивать власть в РФ, а захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по феде­ральному закону (ст.3).

Принципы демократизма и гуманизма — наиболее общие, фунда­ментальные и важные основы конституционного строя России, кото­рые органично взаимосвязаны друг с другом. Не может быть подлинно демократического государства, не признающего человека важнейшей ценностью и не положившего в основу всей своей деятельности соблю­дение и защиту прав и свобод человека и гражданина. В конституциях большинства стран мира соответствующие государства именуются де­мократическими. Но является ли эта декларация реальным отражени­ем действительного положения дел в обществе и государстве определяется прежде всего их отношением к личности, ее правам и свободам. Вне признания, соблюдения и защиты этих прав и свобод немыслимы ни гражданское общество, ни правовое государство. Не случайно в ст. 18 Конституции РФ констатируется, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. С другой стороны, только подлинно демократическое государство способно обеспечить реальное соблюдение и защиту об­щепризнанных прав и свобод личности. Именно это демократическое государство признает своей главной, первостепенной задачей.

Принципам демократизма и гуманизма должна отвечать и сама организация, функционирование и деятельность государства и всей политической системы. Поэтому в главе об основах конституционного строя Конституции РФ закрепляются принципы политического многообразия и многопартийности, свободы и равноправия обществен­ных объединений (ч. 3 и 4 ст. 13); принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и их самосто­ятельности (ст.10), принцип федерализма в организации, функциони­ровании и деятельности государственной власти (ст.4, 5, 11 и 15), принцип самостоятельного местного самоуправления, органы которого не входят в систему государственных органов (ст.12), принцип един­ства и равенства гражданства, полноправия и равноправия граждан (ст.6); принцип верховенства и прямого действия Конституции РФ (ч. 2 ст.4 и ч. 1 ст.15); положение о том, что общепризнанные принци­пы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст.15) и др.

Хотя принципы демократизма и гуманизма наиболее полно и ре­льефно воплощаются в политических основах конституционного строя, они находят своеобразное выражение и в других основах — эко­номических, социальных и духовных.

Экономические основы. Экономические основы конституцион­ного строя России закрепляются в ст. 8 и 9 Конституции РФ, в кото­рых речь идет о важнейших чертах социально ориентированной ры­ночной экономики, находящейся в нашей стране в процессе форми­рования. Это — единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка кон­куренции, свобода экономической деятельности (ч. 1 ст. 8). Особое и принципиальное значение имеет конституционное признание много­образия форм собственности, включая частную. Часть 2 ст. 8 Консти­туции РФ гласит, что в РФ признаются и защищаются равным обра­зом частная, государственная, муниципальная и иные формы собст­венности. Важно отметить, что это последнее положение относится и к земле, а также и другим природным ресурсам, которые, согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 9), тоже могут находиться в указанных фор­мах собственности. Более подробно о праве частной собственности говорится в ст. 35 и 36 Конституции РФ. Признание частной собст­венности и ее равноправия с другими формами собственности в рам­ках рыночной экономики — наиболее важное отличие Конституции РФ от прежних «советских» конституций в данной области. Впервые в нашей конституции закрепляется и принцип свободы экономичес­кой деятельности.

Обеспечение единства экономического пространства страны опи­рается сегодня и на Указ Президента РФ «О едином экономическом пространстве РСФСР» от 12 декабря 1991 г.,* согласно которому при­знаются недействительными акты органов власти и управления, а также решения должностных лиц, ограничивающие движение товаров, работ и услуг на внутреннем рынке страны. В обеспечении единства экономического пространства, особенно в условиях федеративного го­сударства, важная роль принадлежит установлению единого правового пространства (ст. 71) и признанию примата федерального законода­тельства на всей территории РФ (ст. 4). Конституция РФ определяет, в частности, что в ведении РФ находятся: установление основ феде­ральной политики и федеральные программы в области экономическо­го развития; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, вклю­чая федеральные банки; федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития; федеральные энергетические системы и др.; федеральный транспорт, пути сообщения, информация и связь; федеральное коллизионное право; стандар­ты, эталоны, метрическая система, официальный статистический и бухгалтерский учет и др.


* ВВС РФ. 1991. №51. Ст.1830.


Развивая тезис главы об основах конституционного строя о под­держке конкуренции и свободе экономической деятельности, ст. 34 Конституции РФ устанавливает, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельнос­ти. Вместе с тем она определяет, что не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Эти конституционные положения конкретизируются в Гражданском кодексе РФ (часть первая), вступившем в силу с 1 января 1995 г., а также в Законе РСФСР «О конкуренции и ограничении мо­нополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г.* с последующими изменениями и дополнениями.


* ВВС РФ 1991. №16 Ст.499


В Гражданском кодексе РФ, например, дается развернутое опреде­ление предпринимательской деятельности как основного вида эконо­мической деятельности граждан. Это — «самостоятельная, осущест­вляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» (ст. 2). В указанном законе запрещаются действия субъекта хозяйствования, занимающего доминирующее положение, которые имеют либо могут иметь своим результатом существенное ограничение конкуренции и/или ущемле­ние интересов других хозяйствующих субъектов либо граждан, вклю­чая: изъятие товаров из обращения с целью создания или поддержания дефицита на рынке и повышения цен; включение в договор дискрими­нирующих условий, которые ставят конкурента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами; создание пре­пятствий доступу на рынок (или выхода с рынка) другим субъектам хозяйствования; нарушение порядка ценообразования, установленно­го нормативными правовыми актами и т.д.

Социальные основы. Конституционное регулирование социаль­ных основ жизни российского общества и государства определяется прежде всего тем, что РФ выступает как социальное государство, поли­тика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечи­вающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ч. 1 ст. 7). В этих целях далее конституционно закрепляется, что в РФ охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный мини­мальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная под­держка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются го­сударственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (ч. 2 ст. 7). Эти основы конституционного строя конкретизируются и развиваются в других статьях Конституции РФ (ст. 37—43), характе­ризующих социальные права и свободы человека и гражданина, а также в ряде обычных федеральных законов, например, «О ветеранах» от 12 января 1995 г.* (в ред. от 18 ноября 1998 г.), «Об основах социально­го обслуживания населения» от 10 декабря 1995 г.,** «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24 ноября 1995 г.,*** «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвали­дов» от 2 августа 1995 г.**** и др. Развернутая характеристика РФ как социального государства будет дана ниже (см. гл. 5).


* СЗ РФ. 1995. № 3. Ст.168; 1998. № 47. Cт. 5704.

** СЗ РФ. 1995. № 50. Ст.4872.

*** С изменениями, внесенными Федеральным законом от 4 января 1999 г. // СЗ РФ. 1999. № 2. Ст.232.

**** СЗ РФ. 1995. №32. Ст.3198.


В отличие от прежних, «советских» конституций, Конституция РФ, как и конституции других демократических стран (о чем уже шла речь выше в данной главе), не закрепляет социальную структуру обще­ства, социально-политический статус различных классов и социальных групп, их особую роль в жизни общества и государства. Она обращена к человеку и гражданину, независимо от их социального положения и происхождения. Более того, исходя из принципа гражданского равно­правия, ст. 19 Конституции РФ прямо устанавливает, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам, в частности, социальной принадлежности.

Россия — многонациональное государство, в котором проживают представители более ста наций, народностей, национальных и этногра­фических групп. Поэтому одной из важнейших социальных основ жизни российского общества и государства является конституционное закрепление общепризнанных принципов равноправия и самоопреде­ления народов (преамбула, ст. 5), равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка и запрещение любых форм ограничения прав граждан по признакам расовой, нацио­нальной и языковой принадлежности (ст. 19). Впервые в нашей кон­ституции записаны и такие демократические положения: каждый впра­ве определять и указывать свою национальную принадлежность; никто не может быть принужден к определению и указанию своей националь­ной принадлежности; каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества(ст.26).

Серьезное место в конституционном регулировании социальных проблем занимают в Конституции РФ также вопросы трудовой дея­тельности, семьи, социального обеспечения и др. Статья 37, в частнос­ти, закрепляет принцип свободы труда и запрещает принудительный труд. Она устанавливает, что каждый имеет право свободно распоря­жаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. При этом каждый имеет право на труд в условиях, отвеча­ющих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.

Статья 38 Конституции РФ устанавливает, что материнство и дет­ство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных роди­телях. Статья 39 гарантирует каждому социальное обеспечение по воз­расту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспи­тания детей и в иных случаях, установленных законом. Государствен­ные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом. Поощря­ются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность.

Духовные основы. Конституция РФ внесла немало нового и в конституционные основы духовной жизни общества и государства. Если раньше в конституциях нашей страны достаточно жестко закреп­лялось идейно-политическое единство общества на основе идеологии марксизма-ленинизма как идеологии рабочего класса, то ныне речь идет о признании идеологического многообразия, о том, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ч. 1 и 2 ст. 13). В соответствии с этим общим принципом гл. 2 Конституции РФ среди других прав человека и гражданина в ст. 29 указывает, что: каждому гарантируется свобода мысли и слова; никто не может быть принужден к выражению своих мыслей и убеж­дений или отказу от них; каждый имеет право свободно искать, полу­чать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом; гарантируется свобода массовой информации, а цензура запрещается; не допускаются пропаганда и агитация, возбуж­дающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду; запрещается пропаганда социального, расового, наци­онального, религиозного или языкового превосходства.

Принцип идеологического многообразия в российском обществе и государстве находит свое выражение и в отношении к религии. Опре­делив РФ как светское государство, Конституция РФ в главе об осно­вах конституционного строя провозглашает, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной и что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 14). Вместе с тем ст. 28 гласит, что каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедо­вать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять ре­лигиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Эти конституционные положения подробно раскрываются в законе «О сво­боде вероисповедания» (октябрь 1990 г.),* принятом ранее действую­щей Конституцией РФ, но полностью ей соответствующем.


* ВВС РФ. 1990. № 21. Ст. 240.


Конституция РФ гарантирует каждому и свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного насле­дия, беречь памятники истории и культуры (ст. 44). В соответствии с этим Основы законодательства РФ о культуре указывают, что органы государственной власти и местного самоуправления не вмешиваются в творческую деятельность, за исключением случаев открытой пропаган­ды войны, насилия, жестокости, расовой и классовой нетерпимости, порнографии.

Особое внимание уделяется в Конституции РФ закреплению права на образование и основ системы образования. Гарантируются общедо­ступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государ­ственном или муниципальном образовательном учреждении и на пред­приятиях. Основное общее образование (т.е. в объеме 9 классов) явля­ется обязательным, и на родителей или лиц, их заменяющих, Консти­туция возлагает обязанность обеспечения получения детьми такого об­разования. РФ устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования (ст. 43). Более развернуто конституционные права и свободы личности в духовной сфере в РФ будут охарактеризованы в следующей главе учебника.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Какое место в конституциях различных стран занимает характеристика основ общественного и государственного устройства?

Какие общие основы и тенденции в конституционном регулировании эко­номического строя обнаруживаются в современных демократических странах?

Как в современных конституциях отражается усиление регулирующей роли государства в социальной сфере жизни общества?

Каковы конституционные основы политической системы современного демократического государства?

Чем характеризуются конституционные основы духовной жизни демокра­тической страны?

Что такое конституционализм и в чем состоит формальное и содержатель­ное понимание категории «конституционный строй»?

Что следует понимать под «основами конституционного строя» в свете Конституции РФ?

Чем характеризуются политические, экономические, социальные и духов­ные основы конституционного строя современной России?

В чем проявляется гуманизм и демократизм конституционных основ РФ?

ЛИТЕРАТУРА

Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997. Гл. 4, п. 4.

Боер В.М. Информационно-правовая политика России. СПб., 1998.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1998.

Конституционное право развивающихся стран. Общество. Власть. Личность. М.,1990.

Магомедов К.О. Гражданское общество и государство. М., 1998.

Мартышин О.В. Российская Конституция 1993 г. и становление новой поли­тической системы // Государство и право. 1994. № 10.

Национальный вопрос, государство и право в странах западной демократии. М.,1994.

Перегудов С.П. Новейшие тенденции в изучении отношений гражданского об­щества и государства // Полис. 1998. № 1.

Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. М., 1993.

Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994.

Хабибуллин А.Г., Рахманов Р.А. Идеологическая деятельность государства и типология государственности. СПб., 1998.

Четвернин ВА. Демократическое конституционное государство. Введение в теорию. М., 1992.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   49

Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты


База данных защищена авторским правом ©referat.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Школьные рефераты
Главная страница