Москва




НазваниеМосква
страница1/4
А В КВАКИНА
Дата23.01.2013
Размер0.62 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
ЗА СПИНОЙ

КОЛЧАКА


ДОКУМЕНТЫ

И МАТЕРИАЛЫ


ПОД РЕДАКЦИЕЙ

ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК,

ПРОФЕССОРА А.В. КВАКИНА


МОСКВА

АГРАФ

2005


Научный редактор доктор исторических наук,

профессор Кафедры истории Российского государства

Московского государственного университета

имени М.В. Ломоносова

А.В. КВАКИН


Составитель, автор предисловия и комментариев

А.В. КВАКИН


За спиной Колчака: Документы и материалы // Андрей Квакин; под ред. А.В. Квакина / М.: Аграф, 2005. – 512 с.

     Данное издание – сборник документов и материалов по истории Белого движения в Сибири. Основу книги составили материалы Государственного архива Российской Федерации и архива Гуверовского института войны, революции и мира Стенфордского университета (США). Особую ценность представляют личный дневник премьер-министра Омского Правительства П.В. Вологодского. По которому можно проследить организацию власти белогвардейцами, и воспоминания министра иностранных дел Правительства А.В. Колчака И.И. Сукина, которые приоткрывают тайны дипломатии Омского Правительства и содержит много фактического материала по истории интервенции и Гражданской войны в Сибири.


© Андрей Квакин, выявление документов, подготовка к публикации, составление, вступительная статья и комментарии,

2005 г.

Документы Гуверовский институт войны, революции и

мира Стэнфордского университета (США),

2005 г.

Документы – Государственный архив Российской Федерации,

2005 г.

Публикация – Аграф. Лтд, 2005 г.

От составителя


Гражданская война в Сибири – одна из приоритетных тем в отечественной исторической науке, которой посвящен большой объем исследований. Следует отметить, что традиционно в историографии истории Гражданской войны в России выделяли три направления: советское, эмигрантское, зарубежное. Все они отличаются друг от друга проблематикой и исследовательскими подходами.

В советской исторической науке рассматривались лишь отдельные аспекты функционирования антисоветских правительств в Сибири. При этом советскими историками заранее ставился вывод о нежизнеспособности системы управления организации белогвардейской власти вообще, и на востоке России в частности. Труды посвящались, главным образом, только отдельным отраслям управления Белой Сибири и, главным образом, проводимой политике властей. Основное внимание иностранными и эмигрантскими историками уделялось ходу боевых действий и карательной политике белогвардейских органов власти.

Изучение в СССР процесса функционирования органов власти белогвардейцев в Сибири началось еще в 1920-е гг. Тогда были заложены основы научной разработки различных проблем истории Гражданской войны, в числе которых нашла свое место и внутренняя политика, проводимая белогвардейскими органами власти. Главным образом, это были аграрные мероприятия органов власти Белой Сибири и их политика по рабочему вопросу. Большинство историков 1920-х гг. отмечало, что сама организация власти белых в Сибири была направлена на защиту интересов частных собственников и ликвидацию "революционных завоеваний" рабочих и крестьян. Такой вывод основывался на предвзятом «классовом» анализе политических деклараций и отдельных законодательных актов белогвардейских правительств и не подкреплялся практическим исследованием хозяйственной деятельности органов власти белых. Историки того времени основывались во многом на позиции В.И. Ленина, который при рассмотрении событий 1918–1920 гг. на востоке страны, объединял этапы "демократической контрреволюции" и военной диктатуры Колчака в единую цепь событий, фактически, отождествив историю восточного "лагеря контрреволюции" с историей колчаковщины со всеми соответствующими выводамиi. На 1-м этапе советской историографии (начало 1920 – середина 1930 гг.) были заложены основы научной разработки различных проблем истории Гражданской войны в Сибири. Чаще всего авторы касались истории Белой Сибири при исследовании исторических сюжетов посвященных большевистскому подполью, партизанскому и рабочему движениям, экономическому положению трудящихся. Существенной проблемой было то, что архивная база исследований тогда была слабой. Многие документы и материалы Гражданской войны находились в производстве в разных учреждениях (штабы, отделы, наркоматы) и потому были засекречены или еще находились на руках у непосредственных участников Гражданской войны. Среди исследователей того времени надо отметить труды по рабочему вопросу в Белой Сибири Я.И. Кальнина, Н.С. Козловой, В.И. Шемелеваii. В ряде работ затрагивались некоторые аспекты функционирования отдельных органов власти антисоветских правительств Сибириiii. В.Д. Вегман предпринял публикацию серии интересных статей о сибирском областничествеiv. Некоторые аспекты социальной деятельности Правительства Колчака были рассмотрены в обширной статейной литературе и юбилейных изданиях. Ценность данных работ заключается в том, что авторы часто использовали устную информацию от непосредственных участников событий Гражданской войны в Сибири (например, генерал Пепеляев поделился сведениями с Вегманом в советской тюрьме)v. Несмотря на явно выраженные этим автором "антиколчаковские" настроения, он стал составителем первой библиографии работ о Гражданской войне в Сибири и на Дальнем Востокеvi. Из общего ряда выделяется исследование Д.И. Воронова, посвященное действию винной монополии в Сибири в 1918–1919 гг., в которой затрагивалось функционирование органов власти, отвечающих за ее обеспечение и контрольvii. В середине 1920-х гг. появились книги М. Субботовского и М. Левидова, где освещались некоторые вопросы деятельности МИД белых правительствviii. Однако авторы изначально, при составлении своих трудов, руководствовались мыслью об антинародности функционирования дипломатических органов белых правительств востока России, которые, по их мнению, действовали лишь на пользу иностранным империалистам. Но это не помешало Субботовскому сделать довольно подробный обзор внешнеполитических документов Правительства Колчака. Со стороны советских историков тогда же был проявлен интерес к феноменальному явлению Гражданской войны на востоке России – атаманщине и разоблачению атаманом Семеновым планов Японии по отделению Дальнего Востока от России и созданию здесь "панмонгольского" государстваix. Работа А. Вольского "Белый террор в эпоху Гражданской войны в СССР" позволяла рассмотреть функционирование карательных органов белогвардейцевx. Автор сделал вывод о том, что самым массовым и масштабным был террор сибирских белогвардейцев. Важным моментом для изучения Гражданской войны в Сибири стала работа над научно-исследовательским и издательским проектом по выпуску Сибирской Советской энциклопедии в трех томах. В этом издании историк М.М. Константинов в ряде статей изложил основные моменты по организации большевиками антиколчаковского сопротивления, что позволило затронуть некоторые аспекты функционирования правоохранительных органов Правительства Колчакаxi. Историком Н.Я. Виткиндом была осуществлено первое удачное издание в СССР библиографии Гражданской войны в Сибириxii. В это время исследовательских работ, касающихся непосредственно функционирования органов власти антисоветских правительств Сибири не было, а имевшиеся труды грешили схематизмом и упрощением процессов, проходивших у белогвардейцев.

В середине 1930-х–1950-е гг. проходит второй период исследований в СССР Гражданской войны в Сибири, когда изучение функционирования органов власти Белой Сибири практически прекратилось. Это было связано с усилением тоталитарного государства, более жесткого контроля со стороны Коммунистической партии деятельности историков и переориентацией приоритетов исследований, указанных И.В. Сталиным в его концепции истории ВКП(б). В исторических исследованиях господствовало карикатуризированное представление о белогвардейцах. Их движение рассматривалось как результат происков Антанты, у которого не было и не могло быть массовой поддержки внутри страны. В этом духе были выдержаны, например, работы Г.Е. Рейхберга и Б.И. Цибиковаxiii. В этот период вышли лишь немногочисленные публикации, специально посвященные внутренней политике Правительства Колчака, в которых авторы отчасти касались работы органов власти белогвардейцев.

В третий период исследований в СССР по данной теме (1960-е–середина 1980-х гг.) вновь появляются труды, посвященные деятельности органов власти белых в Сибири. Это было связано с развернувшимся после ХХ съезда КПСС процессом десталинизации, коснувшимся и истории. Источниковая база исследований расширилась за счет привлечения архивных документов "контрреволюционного происхождения". Однако истории функционирования антибольшевистских правительств в Сибири советские историки отводили гораздо более скромное место, чем истории организации Советской власти в годы Гражданской войны. Изначально существовала установка на то, что эти правительства по своей сущности, характеру, направленности и социальной базе - прокапиталистические, антинародные. Такая установка серьезно упрощала сущность системы власти белогвардейских правительств Сибири и оставляла вне анализа само функционирование их органов власти. В этот период происходит существенный сдвиг в научной разработке проблем истории Гражданской войны на фоне некоторого оздоровления ситуации в науке. Новой чертой исторических трудов стало повышенное внимание к причинам массового крестьянского и рабочего протеста против белых на востоке России, которые исследователи начали усматривать не столько в априорной «антинародности контрреволюции», сколько в административной и хозяйственной непригодности осуществлявшихся органами власти белых мер. Определенное внимание исследователи Гражданской войны проявляют к экономическим мероприятиям органов власти антисоветских правительств. Также проявилось стремление к более объективной оценке экономического ущерба, нанесенного земельной, налоговой и карательной политикой органов власти белых. Господствовавшее в то время представление о выигрышных для крестьянства результатах революционной ломки отношений собственности стали основой для выводов о главенстве социально-экономических причин в массовом недовольстве деятельностью органов власти белых. Это отмечалось, например, в коллективной монографии Н.Я. Гущина, А.С. Маковского, В.Л. Соскинаxiv. Однако изучению функционирования органов власти антибольшевистских правительств Сибири отводится намного более скромное место, чем деятельности органов власти большевиков. Большое внимание советскими историками (В.А. Боярский, С.С. Григорцевич, Б.И. Мухачев, С.Г. Лившиц, М.И. Светачев, Г.К. Селезнев) уделялось вопросам взаимоотношений органов власти белогвардейцев с "интервентами", помощи последних первымxv. Широкое освещение в работах А.И. Крушанова и Е.И. Попова получило функционирование органов власти на транспорте Сибири и отрицательному влиянию на его работу "союзников"xvi. Значительный интерес представляют публикации М.Н. Журавлева, Г.З. Иоффе, В.А. Кадейкина, В.А Кучеряева, посвященные деятельности органов власти белогвардейцев в отношении рабочего классаxvii. В работах Ю.В. Журова, А.Л. Литвина, П.И. Рощевского рассматривалась деятельность органов власти белых, проводивших аграрную политикуxviii. В это время своеобразным "прорывом" в изучении Гражданской войны на востоке России стали монографии Г.З. Иоффеxix. Он рассматривал проблемы, недостаточно изученные ранее – механизм установления и функционирования диктатуры Верховного Правителя, роль личностного фактора в условиях Гражданской войны, особенности законотворческой деятельности колчаковского Правительства. В работе "Колчаковская авантюра и ее крах" Иоффе отметил ряд негативных факторов, которые мешали успешному функционированию органов власти антисоветских правительств. Среди них - отрицательная роль атаманщины, слабость и даже отсутствие в ряде сибирских районов местных властейxx. В то же время автор отмечал, что Правительство Колчака в июне 1919 г. было очень близко к признанию со стороны союзников. Отрицательным моментом для успешного ведения борьбы против большевизма в Сибири автор считал отсутствие здесь концентрации достаточного количества белогвардейцев и вообще противников Советской власти. Эти работы содержат ряд важных выдержек из документации белых органов власти, например, циркуляры Департамента Милиции о произволе его чинов. Кроме того, в данных исследованиях Иоффе дал развернутую оценку работе отдельных представителей колчаковского Правительства, например, главы МВД В.Н. Пепеляева, отмечая, что "и из кадетов могут получиться охранники не хуже царских". Однако, несмотря на использование многочисленных и разнообразных источников, отдельные выводы относительно функционирования конкретных органов власти антисоветских правительств Сибири представляются спорными. Например, автор дает негативную оценку работы колчаковской Подготовительной Комиссии, деятельность которой характеризуется без должного анализа ее функционирования.

Большинство историков 1960-х–1980-х гг. не признавало самостоятельной роли органов власти белогвардейских правительств Сибири, подчеркивая их полную зависимость от интервентов. Поэтому проблемы внутренней политики, проводимой органами власти Белой Сибири представлялись им второстепенными. Историков тогда интересовала не столько программа антибольшевистского движения как таковая, сколько ее "реставраторская сущность". Результаты данных исследований многократно подводились в историографических трудах О.А. Васьковским, А.Л. Литвиным, В.П. Наумовым, М.Е.Плотниковой, А.И. Ушаковым, И.Л. Шерманом и другимиxxi. Однако над советскими историками по-прежнему довлело влияние предвзятых коммунистических оценок. Так, в работе П.И. Рощевского "Гражданская война в Зауралье", сделан необоснованный вывод о вхождении МВД и милиции при охране ими государственного порядка и безопасности в военное ведомство. Кроме того, автор заявлял о подчиненности их военнымxxii. О.А. Васьковский пользовался в исследовании понятием "белогвардейские оккупанты"xxiii. В.Н. Дворянов писал о продолжении исполнения своих обязанностей полицейскими, урядниками и другими должностными лицами в органах власти антисоветских правительств Сибириxxiv, хотя они были упразднены еще Временным Правительством и в период Гражданской войны в Сибири не возрождалисьxxv. В числе работ, где затрагивалось функционирование органов власти антисоветских правительств Сибири, были труды В.А. Кадейкина, Т.В. Мальцевой, М.Е. Плотниковойxxvi. В работе И.Ф. Плотникова "Большевистское подполье на Урале и в Сибири в период иностранной военной интервенции и Гражданской войны" проводилась характерная для советских историков того времени мысль о стремлении лидеров белогвардейцев восстановить монархиюxxvii. Автор пишет о восстановлении при Правительстве Колчака "буржуазного суда", полиции под новым названием "милиция", многочисленных "карательных" органов в виде политического сыска и аппарата безопасности. С начала 1970-х начинается рассмотрение истории Гражданской войны в Сибири в контексте истории политических партий России. В трудах В.В. Гармизы, К.В. Гусева, Н.Г. Думовой., Х.А. Ерицяна, Л.М. Спирина и других историков подробнее по сравнению с предыдущими исследованиями были рассмотрены история образования, политические платформы и деятельность органов власти антисоветских правительств Сибириxxviii. Много интересного фактического материала содержат монографии Ю.В. Журова, который отводил значительное место рассмотрению таких явлений периода Гражданской войны в Сибири как "военщина" и "атаманщина", ибо они оказывали большое отрицательное воздействие на функционирование органов власти антисоветских правительств Сибириxxix. До этого при изучении данных явлений советские историки исходили из стремления не столько всесторонне их исследовать, сколько показать их ужасы. В числе таких работ можно отметить труды Н.Ф. Чистякова "Разгром семеновщины" и В. Шалагинова "Крах атамана Анненкова"xxx. Одним из первых в советской историографии Ю.В. Журов дал всестороннюю оценку деятельности органов власти антисоветских правительств Сибири.

С началом «перестройки» складывается новая ситуация в развитии отечественной историографии Гражданской войны в Сибири. Несмотря на то, что официальное двухтомное издание "Гражданская война в СССР" (М.,1986) еще содержала в себе общую мысль о белогвардейцах, которые при помощи Антанты готовились реставрировать в России монархию, в это время уже начались положительные сдвиги в деле научно-объективного изучения Гражданской войны в России. Уже в 1987 г. признавалось ненормальным положение, при котором в большинстве работ советских историков действия противников Советской власти освещались не на основании документов, а на основе традиционных партийных установокxxxi. Решительные перемены начались с 1991 г. в связи с резким изменением общественно-политической ситуации в стране и снятием идеологических запретов, открытием архивов для широкого круга исследователей. Отмечается подъем интереса к деятельности органов власти антисоветских правительств Сибири, особенно к проведению ими внутренней политики. Во многом это было вызвано концептуальным переосмыслением событий прошлого. Важным направлением на современном этапе историографии Гражданской войны в Сибири стала тематика изучения органов власти антисоветских правительств и их функционирования. Происходит осознание того факта, что во время Гражданской войны в Сибири шла борьба не только партий, классов, социальных групп, идеологий и армий. Этим создавались предпосылки для формирования качественно нового уровня понимания сущности происходивших в 1918–1920 гг. в Сибири событий. Важным моментом был большой интерес со стороны исследователей к белогвардейским источникамxxxii. Многие историки согласились с мнением академика Ю.А. Полякова, что сегодня настала пора сделать обе стороны Гражданской войны в России равноправными субъектами исторического процесса. Ю.А. Поляков признавал изучение организации системы государственного, хозяйственного и общественного управления, деятельности органов народного образования и здравоохранения важными объектами исторического исследованияxxxiii. Схожие идеи были выражены Г.А. Труканом, призвавшем все стороны конфликта Гражданской войны рассматривать равноценными для исследованияxxxiv.

Значительная часть исследователей Гражданской войны на современном этапе считает, что во многом неудачи белых в организации тыла, которые происходили не из-за пресловутой реакционности белогвардейцев, а из-за целого комплекса назревших и нерешенных проблем, послужили одной из важных причин поражения Белого движения в России. В.Д. Зимина писала о реальности суда присяжных у сибирских белогвардейцев, несмотря на суровые условия Гражданской войны. При этом она показала желание со стороны белых достичь схожести государственных аппаратов Белой Сибири и прежней дореволюционной России при попытке в 1918–1919 гг. создать собственные органы властиxxxv. Это послужило одной из причин громоздкости и, как следствие, слабой работоспособности органов власти белых правительств Сибири 1918–1920 гг. А.Л. Литвин на основании анализа источников пришел к выводу, что у белогвардейцев террор не был возведен в ранг государственной политики, как это было у большевиков. Удачную попытку разобраться в феномене Гражданской войны в Сибири – атаманщине предпринял Л.А. Юзефович на примере действий Унгерна фон Штернбергаxxxvi. И.В. Михайлов предложил основываться в изучении Белого движения на определяющих моментах – быте, нравах, психологии рядовых его участников. Интерес к функционированию органов власти антисоветских правительств Сибири проявил В.Г. Бортневский. Важными для современного исследования истории Гражданской войны в Сибири являются работы А.Н. Никитинаxxxvii. Он уделил большое внимание подбору кадров в правоохранительные органы, показал устройство судебных органов власти Правительства Колчака, Правительствующего Сената, а также стремление Колчака укомплектовать суд, прокуратуру и милицию опытными юристами. Автор, фактически, повторял суждение Г.К. Гинса, что эти органы, включая и "Комитет по обеспечению порядка и законности не уничтожили ни одного гнезда беззакония". Это утверждение является спорным, поскольку данный орган, по мнению С.П. Звягина, отменил целый ряд нормативных актов, не соответствующих законодательствуxxxviii. Один из выводов А.Н. Никитина - коррупция в органах власти Белой Сибири пронизала все сферы жизни общества, колчаковский режим в борьбе против коррупции оказался бессилен, и это его погубило. Важными работами в изучении непосредственно конструкции органов власти антисоветских правительств Сибири 1918–1920 гг. стали труды Л.В. Некрасовой, которая первой написала о попытках гражданских властей Белой Сибири положить конец беспределу, чинимому военными. Деятельность военных в данной ситуации нередко квалифицировалась как противозаконнаяxxxix. Статьи Н.В. Грекова затрагивали устройство контрразведки и департамента Государственной Охраны, а также раскрывали основные направления их деятельностиxl. Нужно отметить также диссертацию О.Ю. Никоновой «Социально-экономическая политика правительств "демократической контрреволюции" и диктатуры Колчака на Урале 1918–1919 гг.»xli. Автор доказывает, что эта политика не отличалась устойчивостью в разные периоды функционирования органов власти белогвардейцев. А.А. Каревским была защищена кандидатская диссертация на тему «Военное строительство правительств "демократической контрреволюции" в Поволжье, на Урале и в Сибири. Зима - осень 1918 г.»xlii. Автор подверг критическому анализу мероприятия правительств востока России в деле создания собственных армий. Он сравнил данный процесс в разных регионах востока России. В.Г. Медведев исследовал деятельность судебной и правоохранительной системы сибирских белогвардейцевxliii. Автор сделал вывод, что неприкосновенность личности, высказанная лидерами белогвардейцев, была на деле фикцией из-за неограниченных полномочий аппарата безопасности. Диссертация С.Ф. Феоктистова "Милиция Забайкалья в 1917 – начале 1930-х гг." представляет важную работу по изучению организации и функционирования правоохранительных органов на региональном уровнеxliv. Автор затрагивает и период Гражданской войны и делает вывод, что давление атаманщины на правоохранительные органы было негативным фактором. Продолжалось изучение "рабочего направления" деятельности антисоветских органов власти в Сибири 1918–1920 гг. (С.В. Макарчук, Н.В Кладова)xlv, началось непосредственное изучение деятельности органов власти несоветских правительств Сибири (В.В. Журавлев, Л.В. Некрасова)xlvi. К регулированию товарного рынка и денежному обращению органами власти белых в Сибири, функционированию министерства путей сообщения антисоветских правительств на востоке России обратились Н.И. Дмитриев и Л.Н. Долгов. Им же принадлежит первая попытка исследования проводимой органами власти белогвардейских правительств Сибири экономической политикиxlvii. Значительное внимание обращено на лидера Белого движения в Сибири А.В. Колчакаxlviii. Кроме того, появляются отдельные работы, посвященные другим военачальникам белых армий Сибири и их подразделениямxlix.

Большая часть историков старшего поколения отошла от установок советской историографии, согласно которым органы власти несоветских государственных образований проводили изначально реакционную реставраторскую политикуl. На смену этому пришло стремление разобраться в причинах проведения органами власти белых в Сибири именно такого рода мероприятий, а не иных. В последние годы некоторые из этих авторов обратились к личностям вождей Белого движенияli. Историографический итог восьмидесяти лет изучения Гражданской войны в России 1918–1922 гг. подвел В.Т. Тормозов в докторской диссертации "Белое движение в Гражданской войне. Историография проблемы"lii. Своеобразным показателем внимания историков к событиям Гражданской войны в Сибири служат регулярно проводящиеся конференции под характерным названием "История Белой Сибири". По итогам этих конференций в 1995, 1997, 1999, 2001 и 2003 гг. были выпущены соответствующие сборникиliii. В этих сборниках содержатся многочисленные статьи исследователей по разным направлениям истории, в том числе по многим аспектам государственного строительства органов власти белогвардейцами в Сибири.

Несмотря на целый ряд крупных достижений в изучении функционирования органов власти антисоветских правительств Сибири 1918–1920 гг., многие вопросы в данном направлении в исторической науке остаются неизученными. До сих пор нет работ, в которых содержался бы всесторонний анализ того, как были устроены органы власти, какими нормативными актами они руководствовались при своем функционировании. Историография сегодня имеет большой материал по проводимой органами власти белых в Сибири аграрной, внешней, внутренней политике. Но нет серьезных фундаментальных исследований, посвященных функционированию органов власти Белой Сибири, несмотря на достижения последних лет в области исследования этого направления, хотя это представляется очень важным для понимания причин неудач Белого движения не только на востоке России, но и в России в целом. Научные работы в этом направлении преимущественно касаются функционирования отдельных органов военного аппарата – Военного министерства, Ставки и контрразведки. При этом исследователи касаются не всего военного аппарата, а отдельных составляющих его органов и аспектов их функционирования. Большая часть имеющихся сегодня в историографии оценок базируется либо на идеологических доводах политических противников белогвардейцев, либо на результатах анализа ограниченного круга источников.

Эмигрантская историография по данной проблематике представлена очень скудно. Исключениями являются монографии А.И. Погребецкого и С.П. Мельгуноваliv, а также статья известного критика белогвардейских правительств еще в период Гражданской войны журналиста А.Я. Гана "Организация Омской власти"lv. Первый труд посвящен денежному обращению и деятельности органов власти министерства финансов. Автор в негативном виде рисует работу министра финансов И.А. Михайлова и его министерства, а также показывает беспомощность органов власти антисоветских правительств в попытке справиться с финансовым кризисом и стабилизировать финансовый рынок, что отрицательно сказалось на развитии Белого движения на востоке России. Известный эмигрантский историк Мельгунов в своем труде "Трагедия адмирала Колчака" раскрывает безотрадную картину сибирской действительности, в которой оказался Колчак. По его мнению, неудача попытки белых создать четко функционирующие органы власти была обусловлена не только отсутствием пригодных к управлению кадров, но и наличием большого числа "антигосударственных элементов" в Сибири. Это произошло также из-за неспособности проводить тотальный террор по отношению к оппозиции теми же средствами, которыми пользовались большевики, а также, по мнению автора, чрезмерным доверием самого адмирала Колчака к окружавшим его лицам, которые стремились в большинстве своем получить от власти лишь материальную выгоду. В работе Гана показано, что неудачи белогвардейцев в Сибири в Гражданской войне происходили во многом из-за их неспособности обустроить тыл. Ценным в этой статье является то, что ее автор разобрал кратко работу наиболее важных министерств и ведомств антисоветских правительств Сибири, подверг жесткой критике саму конструкцию управления и возглавлявших отдельные учреждения министров.

Зарубежная историография по истории Белой Сибири достаточно представительна. Это говорит о значительном интересе, проявленном на Западе к событиям Гражданской войны в России. В этих трудах белогвардейские правительства, в том числе и сибирские, представлены объектами, а не субъектами международной политики, а следовательно, проводилась мысль об их нелегитимностиlvi. Во многом это объяснялось тем, что точка зрения проигравших и сошедших с исторической сцены правительств у них не вызывала интереса. Зарубежные исследователи истории Гражданской войны на востоке России рассматривали отдельные аспекты внешнеполитической деятельности органов власти белогвардейских правительств (А.Е. Кан, А. Сейерс, Л. Фишер, Ф.К. Шуман, В. Чемберлин)lvii. Были попытки рассмотрения ряда аспектов функционирования органов власти Белой Сибири, отвечающих за финансовую политику (Н. Перейра)lviii. Важной работой зарубежных историков по теме стал труд Д. Смила "Гражданская война в Сибири. Антибольшевистское Правительство адмирала Колчака", в котором он рассматривает деятельность органов власти этого Правительства, взаимоотношения власти и рабочих, действия органов власти белых в отношении забастовочного движенияlix. Эта работа выгодно отличается обилием источников и использованной литературы. Автор ставит и решает вопросы государственного строительства при Правительстве Колчака. В центре его внимания - военно-политические и экономико-финансовые аспекты функционирования авторитарного, как считает автор, колчаковского режима. Затрагивая вопрос о повстанческом движении против Правительства Колчака, зарубежные историки склонны называть его "сельскими беспорядками"lx. В американской историографии говорилось о вынужденном участии США в интервенции под давлением других союзников по Антанте, что определило их отношения с антисоветскими правительствами Сибири и нейтралитете во время военных действий. Тезис о вмешательстве союзников в Гражданскую войну в России "ради спасения чехов и словаков" подвергся в американской историографии критике. По мнению Р. Голдхарста, "ради спасения чехов и словаков" не было необходимости вступать в отношения с антисоветскими правительствами и участвовать в интервенции, так как чехи и словаки могли не наступать в западном направлении на Москву, а пробиваться к Владивостокуlxi. Американские и английские историки видели причины поражения белых и побед красных, во-первых, в политическом искусстве и организаторском мастерстве партии большевиков, создавших собственные органы власти применительно к сложившимся условиям, во-вторых, в неспособности белогвардейцев создать собственный эффективно действующий административный аппарат управления.

Особый интерес представляют работы представителей "ревизионистского направления" (Р. Мэддокс, С. Смит, С. Пэйж, М. Дзивановский, О. Хьи)
  1   2   3   4

Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты


База данных защищена авторским правом ©referat.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Школьные рефераты
Главная страница